Книжная лавка

Небосвод — хранитель Вселенной

Уран
Фрагмент готовящейся к печати книги Семиры и В.ВЕТАШ «МИРОВАЯ МИФОЛОГИЯ В АРХЕТИПАХ ЗОДИАКА»
Если хотите получать регулярное оповещение о публикациях фрагментов книги или оставить заявку, подпишитесь на нашу рассылку внизу страницы.

«В бездонном пространстве царь Варуна с чистой силой действия
Держит прямо вершину дерева.
Ветви направлены вниз, их основание — наверху.
Да укоренятся в нас лучи!»
(РВ* I,24:7)

Что такое Небо? — Из мифов мы узнаём, что, в противоположность водной пучине, это — устойчивая твердь: мы находим образ небесного свода.

«Вначале сотворил Бог Небо и Землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет…

И сказал Бог:  да будет твердь посреди воды, и да отделит она воду от воды. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И назвал Бог твердь Небом.» (Быт. I,1-7)

Первое разделение, повлекшее за собой сотворение мира, осуществляется внутри самого Хаоса: неведомо откуда в нём зарождается движение — в нём возникает творящий дух. Стихийное брожение пучин отделяет воду от воды, являя необходимое для жизни свободное пространство — Небо. Твердь Неба разделила тот, угрожающий и тайный, и этот, явленный, мир.

Хаос не мог остаться хаосом, потому что его состояние было неопределено: не будучи устойчивым, он не мог сохранить сам себя. Его подвижность повлекла за собой поляризацию бытия: оно разделилось на существующее и несуществующее, светлое и тёмное, живое и неживое. Индийский миф так повествует о первичном динамизме вод, вызывающем из безвременья и мрака зародыш будущего мира:

«Вначале не было ничего, кроме воды, моря воды. Воды пожелали продолжать себя. Они изнуряли себя подвижничеством. И тогда… возник в них золотой зародыш. Тогда ещё не было года, но столько, сколько длится год, плавало золотое яйцо в водах. Через год из него возник человек, это был Праджапати.«

Мир рождается из Хаоса: из состояния, где нет свободного пространства, из сверхплотной точки, из пустоты. В этом невообразимом состоянии происходит стихийное брожение — в нём рождается движение духа-Урана, не ведающее преград. Центробежное движение в вакууме отделяет Свет от Тьмы — до тех пор, пока они не приобретают полярных свойств чистой энергии света и ощутимой материи Земли: пока не возникают атомы материи Сатурна. Так происходит отделение Неба от Земли — центральный сюжет мифологического творения Вселенной.

Представим себе сотворение мира, как это делали древние: все легкое устремляется вверх — говоря мифологическим языком, а более точно: вширь. А самое легкое — это свет, бесконечно рассеянный в пространстве, образуемом этим движением. Так формируется китайское Небо Тянь — перед тем, как породить все остальное. Согласно китайскому мифу, Тянь возникло из содержимого космического яйца, когда всё легкое и чистое поднялось вверх и образовало небесную твердь, а всё тяжёлое опустилось вниз и стало Землёй. Твердь небосвода создана из света — самого лёгкого материала Вселенной.

Аналогичный процесс усматривает в греческой мифологии: точнее, в «Теогонии» Гесиода как её философском подытоживании, филолог Готфрид Герман, одним из первых использовавший для изучения мифологии метод исследования этимологии имен[1]. Хаос (от caw , cainw «широкое«) он трактует как пустое пространство, а Гею — как заполняющую его бесформенную праматерию, которые связует «единитель» Эрот (от eirw «соединяю«). Это пространство рождает Эреб, «покрывателя»: тьму, которая покрывает вещество, пока ничего еще не создано из него; и Никту, имя которой (от nuein  «склоняться вниз») Герман трактует не как ночь, но как движение: первое, простое движение — падение вниз. Эта несколько натянутая трактовка в опоре на физическую парадигму позволяет ему объяснить, как из мрака ночи возникли Эфир и Гемера — ясность и свет: если тьма падает вниз, наверху остается свет. Так же Гея рождает Урана, «верхнего»: тонкие частицы материи поднимаются вверх сами собою и в качестве неба отделяются от более грубой части, которая остается внизу. Только когда Небо отделяется, Гея получает значение Земли, и их взаимодействие рождает Океан (от wkuV «быстрый»), как распространяющееся повсюду невероятное смешение элементов. Это буйствование выражают дети Геи и Урана: титаны («стремящиеся»- от teinw , titainw) как силы необузданной, неуспокоенной природы. Последний из них — Кронос: «завершитель» (от krainw).

В средневековье процесс, аналогичный творению как разделению начал, отражает алхимическое понятие сублимации, рисующее плотно закрытый сосуд, холодный сверху и подогреваемый снизу. Под действием внутренней реакции очищенные элементы поднимаются вверх, а тяжелые выпадают в осадок, и это напоминает мифологический процесс творения. В результате сублимации происходит высвобождение энергии, которое может рассматриваться и как полет мысли. Психолог Эдингер показателем такого процесса в психике людей считал сны о полетах, когда интуитивному осознанию себя во сне удается приподняться над темным хаосом бессознательного.[2]

Итак, творение основано на стихийном и мощном Движении, а первым его результатом становится возникновение неба — или воздуха, ветра, наполняющих его и архетипически синонимичных ему понятий. Такую картину творческого динамизма, в котором рождается свет и возникает земля, живописно рисует «Махабхарата»:

Изначально сияло бесконечное, подобное недвижимой горе
пространство (акаша),
Затем, как вторая тьма, из тьмы возникла влага,
От этого брожения воды возник ветер;
Подобно тому, как надтреснувший сосуд кажется беззвучным,
Но при наполнении водой, воздух производит звук,
Так из воды, непосредственно охватывающей края небосвобода,
Ветер, разрывая поверхность моря, вздымался с воем.
Ветер, что возникал их вспахтанного моря,
Стремясь, достигал пространства, но не находил покоя;
Там от трения воды и ветра вспыхивал блеск многомощный.
Устремленное вверх, вздымающееся пламя тьму прогнало с неба.
Сочетавшись, огонь и ветер в поднебесье взметали воду.
Тот же огонь, от сочетания с ветром подвергся уплотненью.
Пребывавшая раньше в пространстве выпавшая влага,
Продолжая уплотняться, состояния земли достигла.» [3]

В шумерском мифе брожение изначального Хаоса предстает как пляска богов во чреве праматери Тиамат: «Собирались вместе братья-боги, туда и сюда сновали, Тиамат они тормошили, чрево Тиамат они волновали…»[4] Это вызвало недовольство её супруга, первозданного океана-Апсу, предложившего ей уничтожить их, «чтобы спать в покое»,— и привело к битве богов с силами Хаоса, завершившейся основанием мира. Половина тела праматери-гидры осталась внизу как море, вторая образовала небесную твердь, к которой были приделаны запоры, с тем чтобы вода течь на землю лишь изредка — в виде дождя.

Битва богов

В поздних мифах о культурных героях творение предстает таким же динамичным процессом отделения тяжелого от легкого, твердого и определенного от жидкого и бесформенного: подобно тому, как из молока получается творог или масло путем брожения или пахтания. Так японские творцы Идзанаки и Идзанами вращают копье в океане, пока из него не появляется суша. А в индейском мифе творение осуществляет ворон: он отделяет сушу от моря, взбивая первозданные воды своими крыльями.

Небо стоит на страже этого мира, храня его от всепоглощающей пучины. Для древних шумеров оно предстает как твердь или плотина в мировом океане, на поверхности которого плавает земля и неведомые острова. Верховный бог ирокезов носит имя Таронхивагона: «держащий Небо«, что возвращает к образу небесной тверди, обрамляющей мир. Где-то там, за её пределами, остались тьма и хаос, и их границей для человека служит небосвод: синий купол, хранящий светлый мир от вторжения темных сил,— или голубая арка ворот, ведущих из этого мира в неведомое.

Ключами от этих ворот владеет всеведущий Бог Неба. Таков древний образ римского Януса, одно лицо которого повернуто к этому, созданному им миру, другое — к иному бытию. Бог всех начал Янус возник из бесформенного шара и стал творцом этого мира. Посвящаемые ему арки символизировали собой небесный свод, который он поддерживал, вращая ось мира. Позднее Янус приобретает бытовую функцию бога ворот, сторожа всех входов и выходов. Отсюда его символ — ключи: от Хаоса и мрака, света и дождя, и всех явлений, посылаемых людям с Неба. У Овидия Янус говорит так:

«Небо, море, облака, земли — всё это моя рука то открывает, то закрывает. Я один охраняю огромную Вселенную; лишь я могу повернуть петли двери«.

Небо — дверь, ведущая к иному, чем земной, миру, который, как и само небо, мыслится светлым. Ключи Януса неслучайно могут напомнить нам ключи апостола Петра от рая — места, огражденного от тёмных сил. Это представление отразилось в образе индийского рая — сварги, куда после смерти попадают храбрые воины. Само это слово означает «небо» (от и.е. swel — «мерцающее«) и имеет общее происхождение с именем славянского бога Неба Сварога, сведения о котором до нас почти не дошли.

До сих пор в нашей душе существует бессознательная устойчивая ассоциация, что если рай где и находится, то именно на небе (может быть, потому нам сегодня так упорно хочется видеть своих спасителей в инопланетянах). То, что Яхве расположил Эдем не в облаках, а где-то в долине Тигра и Евфрата, нас, скорее, разочаровывает. Удивляет нас и то, что само слово «рай» (в старом произношении «вырий, ирий«) ведёт своё начало от тёплой благодатной страны Арианы (Иран), память о которой донесли до нас скифские племена. И украинское слово вырий до сих пор означает тёплые страны, куда улетают птицы (повсеместен образ птицы как человеческой души: поверье, что души умерших улетают,  как птицы или воплощаются в них, восходит к палеолиту[5]). Лишь Небо, ставшее олицетворением света и божества — во все времена мыслится как истинное и высшее благо.

Ясное Небо у всех народов олицетворяет высшего и единого Бога, подобного Саваофу и равного ко всем созданиям, подобно тому, как светлый купол небосвода охватывает весь мир. Образ равного отношения Бога ко всем — архетипическая идея Урана (до которой, правда, не всегда возвышаются люди, мыслящие Бога в рамках какой-либо религии: социальном аспекте Юпитера). В мифах хранящее Землю Небо мыслится её творцом и демиургом Вселенной. Недаром однокоренное к слову небо — слово нимб.

Даже в развитых религиях, где появляются другие претенденты на мировой престол, Небо сохраняет свою роль первого и изначального бога, выступая праотцом других богов. Так шумерский высший бог Ан создаёт Небо и повелевает родиться другим богам. Китайское Небо Тянь мыслится как высшая божественная сила, создавшая пять стихий как основу существования. Понятие о верховной роли Неба присутствует в древнекитайской философии: «Мудрый всегда готов исполнять веления Неба»; «человекдолжен сначала исполнять свой долг; когда он сделал всё, что мог, он должен ожидать, чтобы Небо довершило его дело.» И эти слова не воспринимаются лишь поэтической метафорой: они близки и понятны нам сегодня, как и жителю любой части света. Образ Неба настолько универсален, что никак не подвержен влиянию времени и местному колориту культур.

Например, у негров Золотого Берега высший бог — олицетворенное Небо Нионгмо, которое всегда есть и всегда будет. Нионгмо выступает также как божество, которое создает и оживляет Небо, посылая свет и дождь. Оживляющую функцию Небо наследует от предыдущего водного архетипа Рыб: воздух является основой жизни. Облака — покрывало Нионгмо, звезды — украшение его лица. Творец всего живущего, он восседает в величественном покое, окруженный своими детьми: воздушными духами, которые служат ему и замещают его на Земле. Хотя люди поклоняются обычно последним, они почитают и Нионгмо как старшего и высшего.

Верховный бог ирокезов носит имя Таронхивагона: «держащий Небо», что возвращает к образу небесной тверди, обрамляющей мир. Имя верховного бога индейцев пауни Тирауа означает «небосвод» — он назначил светилам и звездам их небесные пути и повелел Солнцу и Луне вступить в брак: и от их союза родился первый человек.

О роли Неба как высшего бога говорят сами его имена. В Западной Африке олицетворенный небосвод называется Нианкупон, что переводится как «погода» и в то же время «высший бог». То же слово употребляется для обозначения дождя и грома, а также вышнего мира, куда после смерти уходят души. Имя шумерского бога Неба Анапереводится просто как «бог«. Имя его первого сына, небесного бога Энлилягосподин Дуновение (ветра)«), также стало символом божественности. Тянь-ди тянь«—»небо«, «ди«— «бог«) становится синонимом имени верховного владыки Шан-дишан«— «высший«), ниспосылающего людям кары и награды и сливается с ним в единый образ.

Имя верховного бога Небес может быть связано и со значением высоты. Так, имена греческого небесного бога Урана и родственных ему индийского Варуны и хеттского Урувана восходят к индоевропейскому wers —»возвышаться». От того же корня наше «верх» и индийское «varna«, которое означает «свет» (а также «цвет» и через это впоследствии соотносится с разделением на касты). Возвышенность — одно из качеств планеты Уран.

В силу такой, изначально-главенствующей роли небесного бога у всех народов, философ В.Соловьев даже усматривает в его образе идею монотеизма — предшествующего политеизму, описывающему многообразие явлений природы[6]. Действительно, говоря о едином Боге, мы неизбежно возвращаемся к образу Неба. Правда, вряд ли Небеса когда-либо были единственным божеством: небо сразу предполагает многообразие природы и её качеств.

Небо выше всех различий, но оно проявляет весь их спектр, как дождь делает видимой радугу. И Уран дает способность к различению — в частности разных уровней: Водолеи любят выстраивать иерархии. Влияние аспектов Урана дает почувствовать высоту того, к чему нам свойственно стремиться,— обычно недостижимую, как небеса. Но, как мы упоминали в вводной статье, для этого архетипа вертикаль является горизонталью и наоборот. Поэтому чаще в связи с Ураном говорят не о высоких, а о дальних перспективах.

Идея различения проявлена в мифологических образах разных богов: так греческий Ураннебо«) как основу творения рождает 12 титанов: шесть мужского и шесть женского пола, что ассоциируется с разделением сил и всеохватом мироздания. Всего двое из титанов, Кронос и Рея, потом становятся родоначальниками олимпийских богов, другие остаются за пределами видимой реальности — как чистые энергии, одновременно помогающие и препятствующие творению мира.

Уран

Различение Урана, в противоположность отождествлению и слиянию пучины вод, делает видимым творение, освещая его светом, сияющим с высот. И самое архетипически яркое и выразительное имя небесного творца соотносится с образом света. Таково название пра-индоевропейского бога Неба Deywos‘a — «сияющее дневное небо, свет дня«, от которого происходит слово Бог в латинском (deus) и греческом (theos) языках. С этим значением также связаны имена:  этрусского Ани и древнеримского Януса(изначально Диануса), греческого Зевса (в род.падеже — Диоса), индийского Дьяуса, балтийского Диеваса, германского Тиу (Тивиса/Тюра), англосаксонского Тива, кельтского Дува, хеттского Шиу (Зива), славянского Дива; римского Юпитера от Jovis/Diovis Pater — «отец света, отец дня» и индо-арийского Дьяушпитара, с тем же значением. От того же корня происходят русское день и латинское dies («день»), английские day («день») и dawn («заря»). Русское слово «свет» ясно слышится в имени славянского бога Святовита — Светобога. Другое имя индийского Дьяуса — Прахабса: сияние.

Свет — первое и самое естественное представление о безграничном созидающем начале Вселенной, недаром позже имена Зевса или Януса значат просто «бог»: бог есть свет. К значению дневного света восходит также имя греческой титаниды Тейи, старшей дочери Неба-Урана, матери Солнца-Гелиоса, Луны-Селены и Зари-Эос: её имя также переводится просто как «богиня»: некогда единственная, само собой разумеющаяся, абстрактная богиня. Высь Урана, начав творение, прежде всего родила свет — который потом создал светила. Значение света здесь смыкается с образом начальной энергии творения. Астероид Тейя символизирует свет во всех его формах: источник божественного сияния в нашей душе — и даже электричество.

Тибетские мифы, развивая индийский сюжет о золотом зародыше, возникшем в первозданных водах, повествуют о человеке-свете. Согласно одному, возникший в пустоте Голубой свет превратился в мировое яйцо, а из него родилась Вселенная. Другой миф утверждает, что из Белого света возникло яйцо, а из яйца Первочеловек. По ещё одному мифу, из пустоты появилось Первосущество, излучающее вокруг себя свет[7].

«Почитание света, — пишет Узенер в книге «Имена богов», — пронизывает все человеческое бытие. Основные черты этого культа являются общими для всех ветвей индоевропейской семьи народов, более того, они распространены еще шире; до сего дня мы, в значительной степени бессознательно, находимся под их властью… живой ищет «места под солнцем», «появиться на свет» значит родиться, а когда человек умирает, то «свет меркнет» в его глазах и он «покидает свет…»[8]

Саваоф не единственный, кто начал творение со света. В мифе колумбийских индейцев демиург Чиминигагуа прежде всего также стал излучать из себя свет. Потом он создал больших чёрных птиц, чтобы они разнесли его сияние по миру, и подобно Саваофу, уже в освещённом мире сотворил светила и всё остальное. В африканском мифе догонов творец Амма, создавший Солнце, Луну и звезды, вступая в брак с Землей, порождает божественных близнецов, олицетворяющих  воду и свет — главные животворные силы природы, соответствующие первым двум архетипам. Это говорит о том, что источником света сначала мыслились не светила, а само Небо: ведь светло и в пасмурную погоду, когда в небе нет Солнца. Мифологический архетип Неба древнее архетипа Солнца, последний соотносится с ним как часть — с целым. И в гороскопе в аспектах Солнца и Урана более заметную роль играет Уран: свет мысли  предшествует полноте жизни. Солнечное творчество человека зависит от его уранической свободы и оригинальности.

Свет пробуждает ото сна и оказывает на человеческую психику поистине волшебное действие хорошего настроения: радости, гармонии — и одновременно защищённости и покоя. Знак Водолея также считается самым светоносным в Зодиаке. Это то время года, когда после тёмной зимней ночи световой день заметно увеличивается, и мы, стряхнув с себя угнетённое состояние, начинаем обращать внимание на то, как яркие лучи огромного зимнего солнца освещают блестящий снег. Белые сугробы и голубые равнины самой земли становятся похожими на небо с лёгкими горами его облаков. В людях, родившихся в это время, тоже порой присутствует что-то неземное, ангельское: это их открытость дружбе, альтруистический подход и несвязанность условностями материального существования.

Делая мир ясным, планета Уран даёт возможность жить каждый миг словно на пороге нового открытия, и перед светлой перспективой будущего прошлые невзгоды рассеиваются подобно туману облаков. В астрологии знак Водолея связан с XI-м домом: «домом друзей» и сферой суточного цикла, указывающей в гороскопе на новые планы, далекие перспективы и идейное творчество. Если спроецировать суточный цикл на годовой, одинадцатый дом символически соответствует ночному времени: но разве ночь не проясняет порой наши мысли, и не приносит самые неожиданные и потрясающие откровения? На практике в этот дом попадают планеты, стоящие над горизонтом и движущиеся к зениту: а зенит символизирует реализацию, и значит, эта сфера устремляет нас к высшему, хоть и не самому близкому результату.

Цикл Урана, наиболее резкое влияние которого заметно на 21-м, 42-м, 63-м и 84-м году жизни, усиливая тягу к новому, несет неожиданные перемены в жизни и разрыв с прошлым. Это годы возможного идейного (духовного) кризиса, и 42-й год, когда и Уран, и Нептун несут дисгармоничное влияние, выявляет главные психологические проблемы личности — проблемы, как правило, лежащие за пределами нашего понимания. Это известный у психологов 40-летний «кризис середины жизни», на который обратил внимание К.Г.Юнг. По причине радикальных перемен 84-й год: год полного цикла Урана — является главным барьером продолжительности жизни для современного человека. Около 7-ми, 14-ти, 28-ми и 56-ти, а также иногда 35-ти, 49-ти, 70-ти и 77-ми лет Уран даёт более гармоничный толчок к смене образа жизни и развитию интуиции, неся творческие идеи и открывая перед людьми новые горизонты.

Уран — внутренний свет, который освещает внешнее. Это свет знания, защищающего нас от тьмы невежества, и ясность мысли, дающая возможность выбраться из любого тупика, в который заводит нас жизнь или хаос наших собственных действий и эмоций. Человечество не могло остаться на безмолвной стадии Рыб, причастных к скрытой тайне бытия: оно было призвано явить её в своей мысли — и раскрыть все загадки Вселенной, так же как освоить все уголки Земли. Эту возможность рефлексии — отражения — создала человеческая способность к всеохвату — полноте, воплощаемой знаком Рыб: или, иначе говоря, подобие человека и Вселенной, на которое указывают многие мифы о сотворении мира.

В астрологии Уран, как и свет традиционно связывается с электричеством — и его исследователи Ампер и Вольта, так же, как изобретатель электрической лампочки Эдисон, видно, неслучайно родились в знаке Водолея. Движение электрического тока, освещающее наш мир в ночи, предполагает поляризацию: а разделение противоположных начал (в мифологии отделение Неба от Земли, а в науке разделение вещества и антивещества) мыслится основой творения. Поляризация протонов и электронов — основа существования света: в юной Вселенной густой туман электронов не давал свету распространяться, пока движение электронов не замедлилось и протоны не притянули их. Появление света вполне научно сигнализирует о начальной фазе творения материи! И это подтверждает мифологический образ небесного демиурга.


* Ригведа
** Книга Бытия
[1] Шеллинг Ф. Историко-критическое введение в философию мифологии. Лекция 2 // Собр. соч. Т.2 М., Мысль, 1989
[2] Edinger E. Anatomy of the Psyche, Alchemical Symbolism in Psychotherapy. La Salle, 1985
[3] Махабхарата. Выпуск V, книга I: Мокшадхарма. Ылым, 1983 С.41
[4] От начала начал. Антология шумерской поэзии. СПб., 1997
[5] Голан А. Миф и символ. М., 1993 С.174-175
[6] «Варуна в некоторых гимнах является с несомненным характером безусловно-единого Бога, не дающего места никакому другому божеству; но так как тем не менее рядом с ним является в Ведах множество других образов, то необходимо предположить, что Варуна не есть бог единого настоящего, а лишь сохранившийся в воспоминаниях представитель прошедшей, доведийской религии, и обращенные к нему гимны суть лишь остатки первобытного чистого монотеизма.» Соловьев В. Мифологический процесс в древнем язычестве. Избр. произв. Ростов-на-Дону, 1998 С.19
[7] Элиаде М. Азиатская алхимия. Сборник эссе. С. 348
[8] Usener H.K. Götternamen. S. 178 // Цит. по: Кассирер Э. Философия символических форм. Т.2 Мифологическое мышление с.113


Если вы хотите следить за этими публикациями или оставить заявку на приобретение книги, подпишитесь на нашу рассылку и поставьте галочку в соответствующей строке.

Если не появляется форма для заявки, отключите блокировку рекламы для данного сайта или свяжитесь с нами по email astrolabium.magazine@gmail.com

Подпишитесь на нашу рассылку!

Имя и фамилия

Ваш email-адрес

круглых столах журнала Astrolabium

публициях фрагментов из книг Семиры и В. Веташ "Мировая мифология в архетипах Зодиака"

"Мировая мифология в архетипах Зодиака" Семиры и В. Веташ

Не беспокойтесь! Мы не спамим 🙂
Семира
Семира (литературный псевдоним) — род. 8.7.1963 14-57 GМТ, в Ленинграде, кандидат философских наук, окончила филологический факультет ЛГУ (знает английский, французский и японский языки). Писатель, переводчик, член Союза писателей Петербурга и Ленинградской области. Астро-мифолог, преподаватель авторского курса по архетипам мировой мифологии, автор астрологических стихов и песен, гид по Индии. В соавторстве с В.Веташем написала более 20 книг по астрологии.
В.Веташ
В.Веташ (творческий псевдоним) род. 7.5.1957 17:43 GМТ, в Ленинграде, художник по первой профессии. Астролог-натурфилософ, синестет (исследователь связи цвета-звука-формы и психо-образа), автор международного алфавита, астро-этнолог, автор астрологич. картин, лингво-флагов и астро-геральдики. Среди астрологов ведущий специалист по работе с астероидами, астро-искусствоведением, афетикой и именованием по гороскопу. В соавторстве с Семирой написал более 20 книг по астрологии.

You may also like

Leave a reply

Знак зодиака рыбы
Книжная лавка

Архетип рыб

ФРАГМЕНТ ГОТОВЯЩЕЙСЯ К ПЕЧАТИ КНИГИ СЕМИРЫ И В.ВЕТАШ «МИРОВАЯ МИФОЛОГИЯ В АРХЕТИПАХ ЗОДИАКА» Если ...