В результате малоизвестных широкой публике  исследований, проведенных в последние 15  — 20 лет,  перед нами развернулась , прямо скажем, сенсационная картина рождения человеческой Цивилизации. Картина эта имеет самое непосредственное отношение к Астрологии, к ее прошлому и роли, которую она играла на заре человеческой истории1. Благодаря усилиям археологов, этнографов, историков, лингвистов, культурологов, астрономов2 мы теперь знаем наверняка – Астрология есть фундамент всей современной Цивилизации.

Астрология в периоды пра- и протоистории

Оказалось, что все следы культуры, все признаки цивилизованности и организованности древних людей связаны почти исключительно с изучением Небесной Сферы.

Начнем с самого простого – с наскальных рисунков3. Все указывает на то, что наскальные рисунки в большинстве своём — отнюдь не художества пещерных людей, никакие ни творческие занятия в перерывах между охотой на мамонта и сбором съедобных кореньев. Наскальные рисунки есть результат пристального наблюдения за звездным небом.

Размещение рисунков, их структура, эволюция формы, сравнительный анализ рисунков из разных ареалов убедительно свидетельствует – рисунки отражали, или лучше сказать пытались отразить узоры на небесной сфере.

Далее, историки астрономии практически доказали, что алфавиты всех народов – производные астрологических наблюдений4. Знаки письма есть стилизованные звездные узоры! Изначальная функция букв – отмечать расположения звезд и планет. Иероглифы и буквы — это те же самые астрологические значки, но претерпевшие тысячелетия непрерывного дизайна. Таким образом, наша письменность своими корнями уходит в изучение звездного Неба.

Перейдем теперь к более близкому по времени и более сложному виду деятельности – строительству каменных сооружений огромных размеров со сложной архитектурой. У этих сооружений была различная форма – пирамидальная, кольцевая, кубическая, сферическая. Общее у них – выверенная ориентация относительно небесных координат, и, следовательно, одна и та же функция – наблюдение за космическими метаморфозами.

© Natalie Grebennikov. Хаджар Куим, Мальта

Громадные сооружения из камня получили название мегалитов. Мегалитическая культура датируется примерно IV – VI тысячелетием до нашей эры. В одной только Англии выявлено 900 мегалитических обсерваторий-храмов. Мегалитические обсерватории, как показали раскопки последних лет, разбросаны на огромном пространстве от Атлантики до Тихого океана, а также по всей Америке. Некоторые из них по размерам и возрасту превосходят пирамиды Египта, которые в свою очередь являются разновидностью астрономических наблюдательных пунктов. Структурная общность сооружений и других артефактов, имеющих отношение к мегалитам, позволяет предположить существование в Евразии очень развитой астрологической Сверхцивилизации, которая послужила фундаментом хорошо известным нам цивилизациям Средиземноморья, Ближнего Востока, Междуречья, Индии и Китая5.

Всё было бы замечательно, если б не одно маленькое «но»… Во всех текстах наших уважаемых исследователей там, где по логике вещей должно стоять слово «астрология», практически всюду написано «астрономия». Казалось бы, не очень существенная терминологическая путаница (мы же с вами понимаем, что астрономия и астрология в те стародавние времена были синонимами) привела, и, видимо, закономерно, к серьезному искажению смыслов.

Употребляя термин «астрономия», ученые забывают, а, возможно, не находят нужным пояснить, что астрономия старая, дотелескопическая и астрономия новая, сегодняшняя это две совершенно разных астрономии. Это признают и некоторые авторитетные современные исследователи.

Работа звездочетов древности и современная астрономия оказываются по разные стороны гигантской интеллектуальной пропасти, возникшей в XVI — XVII веках. Эта пропасть разделила их навсегда. Современную астрономию породила Коперниковская революция и геометрическое пространство Галилея. Астрономия наших дней не может рассматриваться, как естественное продолжение старой дотелескопической астрономии… Это необходимо подчеркнуть, так как некоторые астрономы в запальчивости иногда провозглашают астрономию древнейшей из наук.6

Станислав Иванишевский, доктор археологии, профессор Школы антропологии и истории Университета Мехико

Астрономия дотелескопическая как инструмент астрологии

Назвав астрологию астрономией, наши ученые коллеги вольно или невольно, сознательно или бессознательно стремятся придать «космической» философии, учениям и практике 5-8 тысячелетней давности черты современной астрономии. При этом с упорством достойным лучшего применения игнорируют действительного «выгодоприобретателя» последних сенсационных исследований – Астрологию.

Происходит приписывание очень старому взгляду на мир идей и категорий современной эпохи. Древние звездочеты представлены или учёными-подвижниками, готовыми на всё для удовлетворения своего чисто научного интереса, т.е. изучение неба им интересно само по себе, оно не имеет никакого прикладного значения; или, наоборот, крайними прагматиками с механистически-позитивистским уклоном – их интересует использование наблюдений за небом для очень узкого набора конкретных целей, например, для составления сельскохозяйственных календарей и ориентации на местности при передвижениях.

Справедливо отмечая, что наблюдение за звездами помогало ориентироваться во времени и пространстве7, некоторые ученые почему-то решают, что этим полностью исчерпываются основания для изучения Неба у наших далеких предков. Предполагается, что древний человек каким-то звериным чутьем понял, что на все остальные вопросы Звездная Сфера действительно научных ответов дать не в состоянии.

По мнению наших высоколобых современников, звездочеты древности рассуждали в русле материалистической-механистической логики нового времени. Каким образом так вышло, что картина Мира жрецов-астрологов бронзового века, совпадала в общих чертах с картиной мира профессоров, читающих курс астрофизики в современных университетах, не поясняется.

Даже если допустить, что звездочеты неолита начинали с календарей и навигации, то представляется почти неизбежным последующее использование космической информации для получения ответов на все важные вопросы жизни.

Действительно, если обнаружено чудесное «табло», дающее очень точную информацию о ходе времени и месте нахождения вопрошателя, не логично ли человеку той эпохи заключить, что познавательная мощь этого волшебного инструмента распространяется на все сферы существования. Если звезды столь надежно предсказывают, допустим, начало сезона дождей, неужели нет никакой логики в том, чтобы «спросить» их о начале войны с соседями или о смене верховной власти?

Громадное значение, которое придавалось «астрономии» цивилизациями древности, явно указывает на гораздо более широкое поле интересов, обслуживаемых ею. Человек обратил свой взор на небеса, конечно, не только и не столько для того, чтобы удовлетворять свою научную любознательность.

Вероятнее всего, обращаясь к порядку небесных явлений, человечество заботилось о своих самых фундаментальных нуждах и интересах. Человек искал на небесах покровительство и водительство, а затем своё собственное отражение и порядок человеческой Вселенной. Он чувствовал, что его мир бесчисленными видимыми и невидимыми нитями связан с общим порядком Вселенной, и пытался проникнуть в эту таинственную связь. Небесные явления рассматривались как властелины и правители мира, как вершители человеческих судеб. Чтобы организовать политическую, социальную, экономическую и моральную жизнь человека, нужно было, оказывается, обратиться к небесам.

Астрономия старая на самом деле не что иное, как Астрология

Если б дело обстояло иначе, если бы Астрология не занимала центрального места в жизни общества, не служила основным смыслообразующим, организующим и направляющим инструментом доисторической цивилизации, то не было бы столь исступленной погони за астрономическими знаниями.

Разве можно себе представить, к примеру, возведение гигантских обсерваторий лишь для удовлетворения чьего-то любопытства в отношении  устройства Вселенной?

Возведение мегалитических сооружений представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей, мобилизации практически всех наличных ресурсов.

Например, строительство Стоунхенджа могло потребовать до 30 млн. человеко-часов. Ведь необходимо было многотонные блоки притащить издалека и поднять на высоту 3-х этажного дома. Для позитивистски настроенных исследователей возведение Стоунхенджа, да и других крупных сооружений, в отсутствии шагающих экскаваторов и сверхмощных кранов – подвиг на грани мистики, загадка из загадок. Но эта загадка остается таковой, лишь пока мы считаем подобные проекты своего рода прихотью, чуть ли не украшательством ландшафта. А если возведение такого объекта для людей той эпохи есть первейшая жизненная необходимость, если без него жизнь теряет высший смысл? Тогда естественно предположить, что все силы сообщества концентрируются вокруг такого строительства и оно вполне осуществимо.

Итак, мы приходим к тому, что древняя «астрономия» решала жизненно важные вопросы, на нее возлагалось регулирование всех сфер бытия, вокруг нее весьма вероятно строилась вся философия, идеология, весь мировоззренческий аппарат доисторической цивилизации. Но такая «астрономия» и есть на самом деле Астрология. Астрология — это астрономия, обращенная к основным жизненно важным запросам человека.

Один из лидеров историко-культурных исследований астрономии Ник Кэмпион пишет:

Чтобы взять на вооружение терминологию удобную и полезную, обеспечивающую четкое размежевание астрономии и астрологии, будем считать, что первая занимается физической вселенной, а последняя — психической (в духовном и психологическом аспектах). Таким образом, астрономию мы отнесем к естественным наукам, в то время как астрология, по сути, является самой гуманитарной из наук.8

Николас Кемпион, британский астролог, специалист по истории астрологии и культурной астрономии

Важно понять, что астрономия, если уж попытаться оторвать ее от Астрологии, на протяжении столетий оставалась сугубо вспомогательным видом деятельности. Она занималась «техническим обеспечением» астрологии. Язык не поворачивается назвать ее дисциплиной в настоящем смысле этого слова. Понимание это дается современным исследователям с большим трудом.

В целом настроенный благожелательно по отношению к астрологии английский историк П. Максвелл-Стюарт в своем капитальном труде «Астрология: от древнего Вавилона до наших дней» начинает вроде бы с весьма правильного замечания:]

Астрономия наблюдала за небом, регистрировала, измеряла то, что она там видела. Астрология брала эту информацию, наполняла ее значением, интерпретировала по отношению к Земле и ее обитателям. Исследования астрономов обеспечивали астрологов материалом для извлечения смыслов.

Доктор Питер Джорж Максвелл-Стюарт, преподаватель истории в Исторической школе Сент-Эндрюсского университета

Видимо, желая оказать услугу астрологии, П. Максвелл-Стюарт продолжает: «Астрономия и астрология шли рука об руку на протяжении почти всей известной истории, разделить их было невозможно, одна подразумевала другую и наоборот. Было бы грубой ошибкой считать, что одна более достойна уважения, чем другая, что одна более точна и рациональна, чем другая»9.

При всем стремлении быть объективным П.Максвелл-Стюарт подразумевает некую отдельную собственную линию астрономии; между строк читается, по крайней мере, равенство и взаимодополняющее сотрудничество астрономии и астрологии.

В реальности такого равенства и сотрудничества, по всей видимости, не наблюдалось. Так как никакой астрономии в современном смысле слова в те далекие времена, конечно же, не было

Непредвзятый анализ показывает, что в те далекие времена астрономия могла существовать лишь как интегральная часть Астрологии. Поэтому в норме не было людей, интересующихся сугубо наблюдением за небом и регистрацией увиденного, но при этом никак не пытавшихся полученную информацию применить к решению сущностных вопросов бытия. Другими словами, не было отдельных астрономов, не интересовавшихся астрологией.

Представить себе человека, изучавшего звезды, планеты, ради них самих, для того времени было делом немыслимым. С таким же успехом можно представить крестьянина, интересующегося только посевами и абсолютно безразличного к урожаям.

Метафора аграрного труда, кстати, может кое-что прояснить в отношении астрономии и астрологии. Можно ли разделить посевную и уборочную? В принципе можно. Хотя нормальное положение вещей таково, что посевная и уборочная – звенья одной цепи, фазы одного процесса. Причем целью всего процесса является урожай.

Точно также астрономия и астрология в восприятии человека «донаучной» эпохи составляли единое целое. Подготовительный этап (посев) выполняла астрономия, а этап завершения \ свершения (сбор урожая) – астрология. Смысл подготовительного этапа – обеспечение основного этапа. Смысл астрономии заключался в астрологии.

Любопытно, что наша аналогия может дать ключ к пониманию последующего возрастания роли астрономии и оттеснения астрологии на культурные задворки.

Ведь, что ни говори, посевная совершенно спокойно может существовать сама по себе (пусть это и бессмысленно), она не нуждается в урожае. А вот настоящий урожай без посевной невозможен.

С другой стороны посевная в целом более рутинное и механистичное мероприятие, чем сбор урожая. Например, оценка необходимой для начала уборочной зрелости плодов – довольно субъективная вещь. Не говоря уже о том, что на урожай влияет гораздо больше различных, не всегда формализуемых факторов.

Точно также астрономия проще и механистичнее астрологии. Процедуры расчета и каталогизации (основа астрономии), конечно, выглядят весьма рационально и «научно»; а вот, процедуры интерпретации рассчитанного, толкования применительно к разным ситуациям (основа астрологии) — гораздо ближе к искусству, т.е. иррациональны.

Как только эпоха материализма-механицизма вступила в свои права, все иррациональное стало испытывать сильнейшее давление и подвергаться все более и более беспощадному цензурированию.

И первой жертвой такой цензуры пала Астрология. Но не столько потому, что она самая иррациональная, а, как ни удивительно, скорее потому, что демонстрировала лучше всех существующую в нашей Вселенной неразрывную связь иррационального и рационального, субъективного и объективного, психического и физического.

Примечания и литература

  1. О  настоящем предназначении Астрологии, о гипотетическом механизме рождения Цивилизации и о роли Астрологии в ее становлении подробнее см.: Израитель, Б. Астрология Человека, М: ВШКА Плюс — 2016 — Глава 1.
  2. Астрономы, о которых идет здесь речь, принадлежат к новому направлению в астрономии – т.н. культурной астрономии (Cultural Astronomy). Это направление, в частности, изучает связи между астрономией и Культурой, историю астрономии.
  3. Mithen, S. J. The prehistory of the mind: a search for the origins of art, religion, and science. — London: Thames and Hudson — 1996 — 288 p. — (English)
  4. Barinova, E. On the origin of the alphabet in a cosmological aspect, доклад SEAC conference, Astronomy Mother of Civilization and Guide to the Future, Athens 2013; (English)
    Damerov, P. The origin of writings as a problem of historical epistemology // Cuneiform Digital Library Journal — 2006 — №1, (English) https://cdli.ucla.edu/pubs/cdlj/2006/cdlj2006_001.html   
  5. Santillana, G. Hamlet’s Mill: An Essay Investigating the Origins of Human Knowledge And Its Transmission Through Myth / G. Santillana, H. Dechen — Boston: Gambit -1969 — 505 p. — (English).
  6. Iwaniszewski, S., Ph.D. Ancient. Cosmologies: Understanding Ancient Skywatchers, Mayas, and their Worldviews — Journal of Cosmology — 2010 — Vol 9 — 2121-2129,
    JournalofCosmology.com — July — 2010 — (English) http://journalofcosmology.com/AncientAstronomy117.html
  7. Blomberg, P. E. Calendars, Symbols and Orientations: Legacies of Astronomy in Culture. Proceedings of the 9th annual meeting of the European Society for Astronomy in Culture / P E. Blomberg,  G. Henriksson, M. Blomberg — Uppsala: Ocarina Books – 2003 — (English)
  8. Campion, N. A History of Western Astrology Volume I. The Ancient and Classical Worlds — London: Bloomsbury Academic — 2009 — 400 p. — (English)
  9. Maxwell-Stuart, P. G. Astrology: From Ancient Babylon  to the Present — Stroud: Amberley Publishing — 2010 — 288 p. (English)

Исправленный вариант статьи Маленькие путаники с Большими телескопами, впервые опубликованной на сайте Высшей школы классической астрологии

Фото вверху: © Thomas Lukassek. Stonehenge against the sun, Wiltshire, England

Борис Израитель
Главный редактор журнала Astrolabium. Изучает астрологию с 1982 года, консультирует с 1986 года. Автор семи книг, три из которых являются учебниками, рекомендуемыми Московской академией астрологии и Высшей школой классической астрологии. Автор более 150 статей по астрологии, изданных в России, Германии, США, Нидерландах, Швейцарии, Испании, Латвии, Украине. Спикер на 24 конференциях, включая 7 международных. Обладатель сертификата National Council for Geocosmic Research (N.C.G.R) - крупнейшей астрологической ассоциации в мире - третьего уровня.

You may also like

Leave a reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *